Традиция

«Устраивали мы и пикники. Закладывали линейку, забирали самовар и еду и отправлялись куда-нибудь в лес, где была вода; там ставили самовар и, расстеливши на земле скатерть, пили чай и закусывали.»

В.Д. Зёрнов. Записки русского интеллигента

 

 






«Окрестности Москвы были прекрасны. Они постепенно обстраивались дачами, и эти деревянные дачи были летом поэтичны. Летом в Москве – духота, жара. Москвичи же уезжали по железным дорогам на ближайшие от Москвы станции.Были излюбленные места: Кунцево, Перово, Царицыно, Пушкино, Перловка, и все новые места открывались москвичами.

Понравилось Томилино по Рязанской железной дороге, и там на приволье, в лесу, близ речки, строили дачи. И какие дачи! Из сосны, с резьбой, с финтифлюшками. Внутри дача разделялась на комнаты. Из зала через стеклянную дверь выходили на террасу; на террасе обедали, пили чай. Терраса спускалась в сад, полный сирени и жасмина. Эти дачи были, как новые игрушки, выглядывающие из леса. В даче пахло сосной, из лесу и из сада неслись ароматы цветов и сена…

Хорошо было жить на даче, — как в раю.»

К. Коровин. Лоботрясы

 

«Мы собирали полевые цветы, причем букет из папиных любимых маков, ромашек и колокольчиков ставился обязательно в кабинет, на письменный стол. Для остальных членов семьи тоже собирались букеты: мамин – ландыши и шиповник, бабушкин – дикая гвоздика и кашка, Наташин – ночная фиалка и те желтые, нежные цветы, которые растут на сырых тенистых лугах.

Возможно, что одаренные нами взрослые для того только, чтобы доставить нам удовольствие, так шумно выражали свой восторг, но мы принимали их эмоции за чистую монету и не жалели трудов, лазая по оврагам и бегая на отдаленные луга в поисках их любимых цветов.»

В.Л. Андреева. Эхо прошедшего

 

 





«Жизнь у всех дачников была почти одинакова, во всяком случае, по утрам. Все, кто мог, ходили купаться на Москва-реку; почти у всех стояли на бочках крытые купальни с проточными «ящиками»; купальни запирались на ключ. Среди лета все родители пили воды, кто «Виши», кто «Эмс»; все гуляли, встречались и беседовали о политике, злобах дня и более всего о новых книгах.»

В.П. Зилоти. В доме Третьякова

 

«Это была жизнь, полная довольства. Летом в нашем доме всегда было много родственников и друзей, главным образом тех, кто постоянно жил в городе и сам не могу позволить себе выехать за город. Если на день были запланированы долгие прогулки, женщины собирались на террасе, и кто-нибудь читал вслух, а остальные слушали и вязали или вышивали. Дети до чая шли в мальчишеский летний дом или разваливались на траве и читали.»

Г.Н. фон Мекк. Как я их помню

«Все мы, и стар и млад, одержимые одной охотничьей страстью, соревновались в поиске тонконогих цезарских грибов, с их привкусом дикого леса, подберезовиков и подосиновиков, не схожих на вкус и цвет, как не схожи между собой деревья, под сенью которых они растут; мясистых боровиков и молодых беленьких, груздей; а вечером наша добыча попадала на стол, поджаренная в сметане, - и ни разу не пришлось нам сокрушаться о роковой ошибке.»

З.А. Шаховская. Свет и тени

«Учились мы летом совсем мало. Читали вслух по-русски и по-немецки, играли по полчаса на рояле с приезжавшей для этого из Москвы учительницей. Это утром. В 11 часов утра мы брали солнечную ванну, а затем весь день были свободны, бегали и играли в саду. Сад наш казался мне огромным, хотя расположен был всего на одной десятине. Перед передним балконом был цветник, подстриженный газон, по которому не позволялось бегать, и мы редко туда заглядывали. Пребывали мы всегда в задней части сада, где была длинная липовая аллея, фруктовые деревья, малинник, заросли бузины и калитка, через которую незаметно можно выскользнуть в огороды и парники. Там же была площадка с гимнастикой.»

Е.А. Андреева-Бальмонт. Воспоминания